• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
ФКН
Контакты

Адрес: 109028, г. Москва,
Хитровский пер., д. 2/8, корп. 5 (метро «Китай-город», «Курская», «Чистые пруды»)

Почта: hsemedia@hse.ru

VK | YouTube | Яндекс.Дзен | Telegram

Руководство
Директор Института медиа Мацкявичюс Эрнест Гедревич
Первый заместитель директора Института Бондаренко Эдуард Викторович
Заместитель директора Института Тихомирова Татьяна Борисовна
Заместитель директора Института Дмитриев Олег Аркадьевич
Книга
Международная мобильность ученых: угроза или благо?

Гершман М. А., Гохберг Л. М., Демьянова А. В. и др.

М.: Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики", 2022.

Глава в книге
Коммуникативная компетентность: возможности и роль медиаобразования

Дзялошинский И. М.

В кн.: PR и СМИ в Казахстане: сборник научных трудов. Вып. 22. Алматы: Қазақ университеті, 2022. С. 9-26.

Препринт
Yves Montand in the USSR interviews, source

Lapina-Kratasyuk E., Oiva M.

Haastatteluaineisto Yves Montand Neuvostoliitossa, lähdemateriaali. http://urn.fi/urn:nbn:fi:lb-2020081502. The Language Bank of Finland, 2021

«Молодежь меня интересует как носители новых практик»: Виталий Лейбин о проекте «Русский репортер»—онлайн и студентах-журналистах

В медиа сейчас быстро меняются и способы производства контента, и способы его потребления. Изучать новые практики и создавать новое СМИ главный редактор журнала «Русский репортер» Виталий Лейбин решил вместе со студентами Высшей школы экономики. Под его руководством в университете проходит проект «Русский репортер»—онлайн. Мы поговорили с Лейбиным о проекте, современных медиа и проблемах двадцатилетних.

Из личного архива Виталия Лейбина

Из личного архива Виталия Лейбина

Как родилась идея сделать такой проект в ВШЭ?

Мы давно с Факультетом коммуникаций, медиа и дизайна обсуждаем новые проекты. Поскольку Вышка — передовой вуз, а мы в какой-то своей роли — передовое СМИ, хотели освоить новые практики, которые не знаем. Вроде мы передовые, но отстающие — отстаем от времени. От времени все отстают. Хотели что-то придумать, что продвинет нас вперед.

Сначала мы обсуждали школу содержательных блогов, чтобы делать новые авторские медиа. Не блоги, а именно авторские медиа. Авторские медиа — это медиа на любой платформе, которые имеют одного автора-лицо. Обычно авторские медиа вроде «Дудя» не из одного человека состоят, это большая машина. Как создать авторские медиа с тем посылом, чтобы это было искренне. Отличие стиля блогов от стиля олдскульного СМИ в том, что там позиция не отстраненная, а очень личная. И как притом оставаться содержательными, потому что известно, что многие блогеры-миллионники не соберут миллиард рублей на лечение, а мы соберем, потому что наша аудитория более внимательная и сочувствующая, а у тех, кто смотрит видеоигры, не обязательно есть, чем заплатить. Мы хотели совместить преимущества старых и новых медиа и что-то еще придумать. То, что сейчас у нас происходит, скорее эксперимент.

Мы сейчас сделали один материал для выпуска «Русского репортера» про двадцатилетних. Это главный материал номера. Это история о том, как видят последнее десятилетие люди, которым ровно двадцать. Мы пытались понять их культурные практики и привычки. 

Такая получилась живенькая сцена, сделанная усилиями нашей группы, но некоторые интервью брали мы сами. Я, например, брал интервью у своей дочери, которой сейчас 20 лет и которая учится в Высшей школе экономики. Игорь Найденов, мой коллега, взял интервью у своего сына. Когда мы еще поговорим со своими детьми о проблемах двадцатилетних, если не во время интервью?

Там было интервью, которое взяла главный редактор благовещенской газеты у прекрасной девочки. Та работает медсестрой и мечтает поступить в медицинский университет, а пока учится в медицинском колледже, потому что не хватило баллов ЕГЭ по химии. Очень умная, упорная девочка, не хочет уезжать из России и так далее. И с другой стороны такая аффилированная вышкинская молодежь. Но, как ни странно, большинство из них сказали, что много чего не нравится, но уезжать не хотят. Там не было такого как в 90-е, когда все говорили, что пора валить из страны. Действительно, есть такое настроение, но оно оказалось не массовым.

Почему этот материал связан с нашим проектом? Потому что мы хотим спроектировать новое медиа и хотим понять аудиторию.

То есть с помощью этого проекта вы хотите исследовать молодежь?

Да, молодежь меня интересует как носители новых практик, о которых мы не знаем. В медиа сейчас все очень быстро меняется: и способы потребления, и способы производства уже идут не от стариков, которые что-то придумывают, а от самой технологии и того, как ее используют. В этом смысле мы хотели почувствовать практику.

Какие были основные критерии отбора участников проекта?

Мы повесили проект на «Ярмарку проектов» и попросили написать проект нового медиа, как участники его видят. Всех, кто справился с заданием, мы взяли. Они придумали довольно качественные, интересные предложения – надо сказать, не сильно продвигающие нас в сторону новых медиа, поскольку использовались старые практики, – но мы будем искать.

Планируете ли вы брать лучших по итогам проекта студентов в Русский репортёр?

У нас «Русский репортер» сейчас в экономически нелегком положении. Мы берем очень мало людей. Хотя у нас есть студентка, правда, из МГУ — Аня Рыжкова. Она отличница, очень упорная. Успевает работать у нас, сдавать экзамены еще. Но прошло полтора года перед тем, как она научилась писать большие тексты. Зато сейчас она уже будет нарасхват. В этом смысле с нами поработать точно можно.

Поскольку этот проект на платформе LES.media, а мы ее собираемся развивать, то там возможны разные партнерства, даже соучредительства. Мы готовы всячески продвигать студентов, но я хочу сказать, что старые медиа — не лучший источник зарабатывания средств.

Студенты совместно с «Русским репортером» выпустили материал. Чем еще они занимаются, как проходят занятия?

Мы на части занятий разбираем практические домашние задания, на части — новый теоретический материал пытаемся освоить, который нам нужен для того, чтобы выполнять практические задания. Сейчас у нас в работе два глобальных проекта. Один — реализация пилотного выпуска или пилотного материала каждого из проектов участников, которые они сами заявили. И более короткий. Продолжая тему практик двадцатилетних, мы берем интервью у успешных двадцатилетних, у которых есть свои ноу-хау, знания про жизнь, из этого тоже сделаем материал. Или отдельный, или общий.

В какой-то момент, я думаю в мае, мы начнем выкладывать все это на сайт на LES.media, тогда же, видимо, придумаем какую-то новостную трансляцию. У нас будет интернет-вещание нашего проекта: и новостное, и вообще, в которое будут приглашены все желающие — это будет открытое мероприятие.

Что на выходе получат студенты?

Они должны получить интенсивный опыт работы в собственном медиа, которое сами же и придумали. Главное, чтобы они были готовым кадром для интернет-медиа — у участников проекта будет больше шансов трудоустройства и проектирования в этой части, потому что они будут знать, что это такое на практике.

И самое главное, мне бы хотелось, чтобы на фоне простого желания получить где-нибудь практику и чему-то научиться, еще горела звезда придумывания собственных проектов.

В описании проекта сказано, что студенты научатся факт-чекингу, аналитике, коллективной работе над актуальными материалами, редактированию и рерайтингу. Насколько эти навыки важны для современного журналиста?

Все они необходимы. Все, что касается факт-чекина — это наша гигиена, не только журналистская, но и общечеловеческая. Должен быть навык: «Давайте притормозим эмоции и проверим, была ли новость».

Даже когда новость не твоя собственная, а ты берешь ее с информагентства, ты все равно должен иметь арсенал, штук 30-100 способов сделать так, чтобы это была твоя новость. И вот эти вещи мы обсуждаем, пробуем делать.

Получается, этим навыкам обучиться можно. А если говорить о журналистике в целом, можно ли научиться быть журналистом в вузе? Или только в процессе работы?

Это практическая отрасль, ей учатся в практике. Для журналиста важен кругозор и какое-то образование. Мне все равно, откуда журналист будет брать свое мировоззрение, главное, чтоб оно было.

Главное, чтобы журналист мыслил не шаблонно, не прямо, знал, что правда всегда сложнее, чем кажется, что у каждой из конфликтующих сторон есть какая-то логика и настоящая истина где-то между ними. Если вы видите войну, вряд ли какая-то сторона полностью права. Даже в том случае, когда вы на правой стороне воюете, защищаете кого-то, кого посадили в тюрьму, нужно понимать, что на вашей стороне все равно много вранья, даже если на вашей стороне глобальная правда. Это понимание приходит с опытом и образованием.

Откуда берется опыт и мировоззрение мне, как и любому редактору, все равно. Но мною замечено, что хорошие телевизионщики в основном берутся с журфаков. Хорошие пишущие — почти неважно откуда. Потому что, видимо, журфаки учат выстраивать контакт. Ты на журфаке пройдешь практику, а на практику для телевизионщиков с другого факультета или с улицы не так просто устроиться.

То есть журфаки нужны?

Мне кажется, да. Я бы задумывался над тем, чтобы учиться на журфаке, чтобы усилить свое хобби или интерес еще одной областью, потому что журналистика — это профессия, которая идет в паре. Журналист и одновременно, например, ведущий или журналист и модератор, журналист и экономист, журналист и общественный деятель.

Какие основные навыки и качества должны быть у журналиста сегодня? Чему из этого можно научиться, а чему — нет?

Это мы специально изучали, у нас даже была специальная сессия на летней школе «Русского репортера» по проектированию медиаобразования будущего с группой «Метаверситет» — экспериментаторами в сфере образования. Мы поняли следующее: есть требования входа, чтобы начать учиться. Они не очень сложные, туда входят любопытство и нечто, что мы называем вменяемостью. Вменяемость — это когда ты можешь понять, что тебе говорят не с позиции «я умнее», а встать на позицию другого. Это важно для общения с редакторами, чтобы понимать задания. Вменяемость — это достаточно дефицитное качество. Обычно люди либо просто слушают все, либо говорят: «Нет, я сам знаю». А нужно действительно понять, что от тебя требуют. Творчески понять.

И какие-то навыки медийной работы. Либо ты хорошо пишешь, либо ты хорошо фотографируешь, либо ты хорошо снимаешь, либо ты хороший модератор. Если ты имеешь любой из этих медийных навыков, вменяемость и любопытство, то вход есть. После входа в течение полутора лет хорошие практические занятия могут сделать хорошего специалиста.

Какие у вас впечатления от проекта и студентов-участников?

Очень хорошие студенты. Мне очень нравятся и молодежь, и романтизм такой приятный, жесткость, желание всех спасать. Все очень талантливые. Я, конечно, устаю, я ведь не преподаватель, и меня немного от себя тошнит, когда я много говорю. Чувствую, что много болтаю. Хотелось бы так устроить все в следующем году, чтобы меньше разговаривать и больше делать.

Интервью подготовила Анастасия Ольшанская