• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 109028, г. Москва,
Хитровский пер., д. 2/8, корп. 5 (метро «Китай-город», «Курская», «Чистые пруды»)

Руководство
Руководитель Кирия Илья Вадимович
Заместитель руководителя департамента Тихомирова Татьяна Борисовна
Заместитель руководителя департамента Магера Татьяна Сергеевна

Алёна Денисова: «Журналисты находятся в зоне высокого риска»

Закон и право – одни из важнейших аспектов деятельности журналиста. Мы поговорили с Алёной Сергеевной Денисовой, преподавателем правовых дисциплин на Департаменте медиа НИУ ВШЭ, какие правовые ошибки совершают журналисты, на какие законы необходимо обратить внимание, как регулируется деятельность Youtube-блогеров и что же такое fake news.

Фото из личного архива Алёны Денисовой

Фото из личного архива Алёны Денисовой

Какие ошибки в деятельности журналиста чаще всего встречаются с точки зрения права? 

Одна из главных ошибок заключается в том, что журналисты не читают устав редакции, в которой работают, и не заглядывают в Закон о СМИ, статью 47 и 49. На сегодняшний день журналисты находятся в зоне высокого риска. Бесконечно растущие ограничения в сфере свободы слова влияют не только на журналистов, но и на любого пользователя Интернета. Но на журналистах лежит еще и большая этическая ответственность.

Дело в общей тенденции на ужесточение законодательства в информационной сфере, в частности в сфере массовой коммуникации. Оно породило ряд проблемных зон в деятельности журналиста.

Сюда можно отнести диффамацию – материалы, которые могут затронуть честь, достоинство и деловую репутацию третьих лиц. По статистике, на сегодняшний день в России это самые популярные нарушения. 

Нужно помнить о Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 N 149-ФЗ, Законе РФ от 27.12.1991 N 2124-1«О средствах массовой информации» и Федеральном законе от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Там прописана, например, ответственность, которая наступает за репост в социальной сети. Проблема в том, что список запрещенных экстремистских материалов, который ведется Министерством юстиции Российской Федерации, уже перевалил за пять с лишним тысяч позиций. 

Следующий большой блок – это нарушение прав интеллектуальной собственности.

Журналисты часто не понимают, как работать с чужим контентом в легальном поле, как правильно цитировать и указывать источник, какой объём допустим для цитирования. Иногда просто забывают про то, что нужно получить разрешение, заключив договор с правообладателем. 

Очень важная история о правах на изображение. Гражданским кодексом продиктовано, что у каждого гражданина есть право на изображение. Журналисты часто забывают или, в силу некой непрозрачности закона, не всегда могут определить, когда нужно у человека брать согласие на использование его изображения, а когда нет. Есть исключения, связанные с общественным интересом (когда мы говорим о материалах, имеющих важность по политическим или социальным вопросам). Также, если съёмка проходит в публичном месте и лица, попадающие в кадр, не являются основным объектом использования, получать согласие на съемку не требуется. Но фактически, если лицо узнаваемо, для журналиста – это зона риска. А ещё есть ряд ограничений, которые можно невзначай нарушить, когда проводите съёмку в режимных объектах или снимаете с помощью дрона.

А в расследовательской журналистике какие есть правовые препятствия?

В расследовательской журналистике всегда есть зона риска конкретно для журналиста: как, когда и что можно использовать. Также есть регулирование, которое создает некоторые препятствия. Например, закон, который журналисты назвали «Об оскорблении власти» (ряд поправок в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 N 149-ФЗ), по которому за любую информацию, которая публикуется журналистами или блогерами (здесь, кстати, это действует не только для журналиста, но вообще для любого гражданина, участника и пользователя сети Интернет) предусмотрена ответственность. 

Европейский суд по правам человека часто говорит, что критика в отношении публичных лиц по международному стандарту должна быть шире, потому что власть занимает свои позиции путем нашего выбора. То есть они представляют наши интересы, мы вправе критиковать их деятельность. Но получается, что российский закон «Об оскорблении власти» противоречит этому стандарту, что недопустимо. Сегодня достаточно рискованно для журналиста делать материалы о представителях власти и политиках.

Расследовательская журналистика в зоне риска ещё и потому, что понятие «общественного интереса», ради которого можно вторгнуться в частную жизнь человека, раскрыть какую-то его информацию о частной жизни, очень неоднозначно. Вопрос в том, насколько с позиции права СМИ должны руководствоваться общественным интересом, раскрывая подробности частной жизни. Пленум Верховного суда пытался дать разъяснения, что это некие, скажем так, гарантии и интересы, которые должны защищаться в демократическом обществе (тоже довольно широкая формулировка).

Журналист всегда должен искать баланс между интересами и потребностями своей аудитории в информировании и репутацией частной жизни героев, о которых он пишет. 

Как сейчас регулируется деятельность журналистов и блогеров в YouTube? 

Если мы говорим про журналиста, то это основной закон – Закон «О средствах массовой информации» с очень важной статьей 4 (злоупотребление свободы массовой информации). Если мы говорим о блогерах, то обращаемся к закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Регулирование в YouTube есть, но эта платформа учитывает национальное законодательство стран, в чьей доменной зоне существует. При этом все понимают трансграничность Интернета, и что первичная юрисдикция – американская. Учитывая, что в Америке очень сильная Первая поправка к Конституции США про свободу слова, то YouTube остается максимально свободной зоной для обмена контентом. И мы это видим, например, в распространении на этой платформе нецензурной брани, которая у нас запрещена для журналистов.

А что происходит с концепцией fake news у нас и в мире? 

Fake news – тоже интересное направление. Российская концепция обозначает это как «недостоверную информацию, выдающуюся под видом достоверной», за которую предусмотрена ответственность вплоть до уголовной. Причем за время пандемии это всё ещё больше усугубилось.

Фейки – это ведь не всегда плохо. Например, пародии, юмор, шутки – это всё фейки, но тем не менее статья 29 Конституции и 10 статья Европейской конвенции по правам человека охраняет их в контексте права на свободу выражения мнений. Наша концепция fake news этого не учитывает, запрещает любую недостоверную информацию, и здесь возможны злоупотребления.

Европейская концепция эффективнее, потому что «fake news» определяет как дезинформацию, которая намеренно распространяется как ложная для того, чтобы создать определенные последствия, вплоть до подрыва национальной безопасности, угрозы здоровью населения, других прав и интересов лиц. В случае отсутствия такой причинно-следственной связи, как, например, с шутками и пародиями, материалы остаются под защитой свободы слова. 

В российской концепции «недостоверной информации» нет этой причинно-следственной связи между умыслом и последствиями, в этом и проблема.

На какие правовые документы нужно обратить внимание, чтобы не попасть в неприятные ситуации с законом? 

Во-первых, начать стоит с изучения ст. 29 Конституции РФ.

Далее Закон Российской Федерации о средствах массовой информации, обязательно по статьям: ст.4 (злоупотребление свободой массовой информаци), 47 (права журналиста), 49 (обязанности журналиста), 51 (ограничение деятельности журналиста, связанных с защитой репутации интересов третьих лиц), 57 (это освобождение от ответственности журналиста и редакции).

И конечно же сейчас просто всем необходимо понимать и знать суть Закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации» – Федеральный закон 2006 года, который устанавливает правовой статус новых субъектов в сети Интернет (онлайн-кинотеатры, новостные агрегаторы, организаторы распространения информации, раньше там были блогеры, теперь их нет). Там информация о блокировках: какая информация подлежит блокировкам, и в каких случаях это может быть досудебная блокировка.  

Я бы порекомендовала почитать Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 №11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июля 2010 г. № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации». Они как раз раскрывают такие непрозрачные формулировки законов о СМИ, об информации, в части распространения информации, которая может содержать риски, связанные с антиэкстремистский законодательством. 

Еще несколько полезных законов, которые журналистам необходимо изучить для минимизации рисков в своей деятельности:

  • Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» (ред. от 28.12.2017);
  • Федеральный закон от 9 февраля 2009 г. «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» (ред. от 28.12.2017);
  • Федеральный закон от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе» (ред. от 02.08.2019);
  • Федеральный закон от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (ред. от 23.05.2020);
  • Гражданский кодекс Российской Федерации (ст.ст. 150-152.2, 1099 – 1101, главы 69 – 71, 75);
  • Уголовный кодекс Российской Федерации (ст.ст. 110, 110.1, 110.2, 128.1, 137, 138, 140, 144, 146, 151.2, 185.3, 205.2, 228.1, 237, 238.1, 242, 242.1, 245, 258.1, 280, 280.1, 282, 283, 283.1, 297, 298.1, 354, 354.1).

Стоит изучить локальные акты своей редакции обязательно и устав редакции, как очень важный и правообразующий документ, и Кодекс этики журналиста.

Как поступить журналисту, если на него всё-таки подали иск?

Схема одна: все жалобы, блокировки оспариваются в суде. Как правило, журналисты обращаются в «Центр защиты прав СМИ», которым руководит медиаюрист Галина Арапова. В зависимости от случая можно обращаться в специализированные независимые правозащитные организации. 

Первое, что нужно сделать – составить отзыв на исковое заявление, для этого, как правило, привлекаются юристы самого СМИ или медиа, либо правозащитные организации. 

Существуют и досудебные способы разрешения конфликтов. Например, по диффамационным искам. В таком случае у журналиста есть право на ответ и опровержение.