• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Получается, что среда начинает на тебя орать со всех сторон»

«Получается, что среда начинает на тебя орать со всех сторон»

© iStock

20 апреля прошел научный семинар на тему «Медиаландшафты и городские пространства в ситуации пандемии». Его организаторами стали департамент медиа, научно-учебная лаборатория социальных исследований города и Высшая школа урбанистики факультета городского и регионального развития. Эксперты обсудили мифы, связанные с цифровыми технологиями, соседство на изоляции и правила, которым следуют (и не следуют) горожане в коронавирусную эпоху.

Во вступительном слове к участникам дискуссии профессор департамента медиа, директор Центра цифровых культур и медиаграмотности Анна Качкаева отметила важность междисциплинарных связей.

«Пандемия показала, что главная и естественная среда, куда цивилизация расширяется, – это, конечно, среда цифровизации и медиа. Поэтому совершенно логично, что, когда встречаются природный вирус и медийный, на это реагируют не только люди, но и городские пространства. Разговоры о цифровых платформах, цифровых свободах и несвободах невозможно вести без упоминания города... Я очень рада этому семинару и рассчитываю, что мы будем и дальше работать вместе», – сказала она.

Семинар «Медиаландшафты и городские пространства в ситуации пандемии» стал частью проекта «Цифровые медиа в эпоху пандемии: пересборки пространств, политик и коммуникаций», запущенного департаментом медиа. Его цель – междисциплинарное обсуждение результатов нескольких исследований на тему СМИ и города в условиях глобального карантина.

Мифы и цифровые технологии

Первый доклад «Цифровые технологии в период пандемии: мифология технологического прогресса в городской среде» представил кандидат филологических наук, руководитель департамента медиа Илья Кирия. По мнению профессора, пандемия усугубила мифологизированные представления людей о том, что технологии помогут во всем, а техника может сделать всё. Эта идея, отметил Илья Кирия, имеет очень давнюю историю, а в контексте всемирного карантина она состоит из пяти ключевых элементов.

«Первый элемент: технологии. Мы наблюдаем, как в домашнем пространстве выросло потребление медиаконтента, у которого фактически не было нецифровых конкурентов (ресторанов, парков, ТЦ, спортивных кружков). Второй: контроль и отслеживание перемещений. Мобильная связь и персонализированные устройства – это очень классный способ осуществлять трекинг контактов, отлавливать тех, кто не соблюдает карантин, изолировать или оповестить тех, кто имел контакты с зараженными. Третий: телемедицина и мониторинг, и безусловная идея в том, что при помощи этого можно отслеживать состояние больных», – перечислил спикер.

Четвертым элементом руководитель департамента медиа назвал удаленную учебу и работу, а пятым – бытовые сервисы, которые полностью изменились (онлайн-покупки, автомобильные заправки онлайн и т.д.).

Все эти элементы, по словам Ильи Кирии, способствовали тестированию и созданию новых бизнес-моделей (онлайн-обучение и работа будто бы эффективны также, как и офлайн), возвращению к дискурсу технократической, социальной инженерии (все можно отрегулировать ради справедливости  и добра, можно выстроить систему машинного контроля за человеческой жизнью), а также демонизации фейков и попытке законодательно с ними бороться. Однако со стороны Media Science, эти три больших дискурса могут подвергнуться критике.

Илья Кирия, кандидат филологических наук, руководитель департамента медиа факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ

Илья Кирия, кандидат филологических наук, руководитель департамента медиа факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ

Во-первых, наша социальная жизнь несколько сложнее, чем кажется. На самом деле институты создаются интеракциями, взаимодействиями людей, а соединение всех этих пространств [в онлайне] в одно приводит к куче проблем, к размытию границ этих институтов. Мы наблюдали эту интенсификацию и до пандемии, на протяжении последних 20 лет, особенно в крупных компаниях. Например, они совершали попытки сделать так, чтобы было классно приходить в офис с собакой, ребенком, потому что это позволяет соединять пространство рабочее с пространством личным. Но из-за этого приватное постепенно вытесняется рабочим пространством.

Во-вторых, функционализм. Мы знаем, что у любой функции есть искажение. Книгу можно использовать не только для того, чтобы узнавать что-то новое. Можно ее читать, но не набираться полезных знаний, а можно ее использовать в качестве подставки и т.д. Поэтому ждать от медиа или технологий [100%] объективности и беспристрастности невозможно.

И, наконец, фейки, которые воспринимаются как вирус. Мы знаем, что не все вирусы одинаково опасны, более того, без некоторых из них мы не сможем жить, они нужны человечеству витально. То же самое, с моей точки зрения, касается фейков. Фейки существовали всегда. Людям всегда было свойственно создавать параллельный поток информации, чтобы очень просто объяснять крайне сложные вещи, особенно в ситуациях фрустрации, социальных кризисов и т.д. И эти виды параллельной информации активно распространяются именно в городской среде, просто раньше мы их не очень замечали, так как они бытовали в межперсональных отношениях, а не становились публичными. Поэтому если мы их закроем, запретим, то, скорее всего, они никуда не исчезнут.

В заключении, докладчик подчеркнул, что жизнь в онлайне не сводима к жизни офлайн; медиаплатформы не заменяют когнитивные способности и некую социализацию, а приводят к еще большей разобщенности людей; использование полезных механизмов цифровой среды несет в себе определенные риски, которые нужно учитывать.

Горожане и источники информации

Исследование городской жизни во время пандемии представила Варвара Кобыща, научный сотрудник Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ и научно-учебной лаборатории социальных исследований города. Совместно с коллегами спикер проводила интервью с горожанами, которые регулярно ездили на работу на общественном транспорте, в самый пик пандемии – с конца марта до середины лета. Также исследователи попросили часть респондентов вести дневники наблюдений, а на излете карантина, в конце мая, сами делали видеонаблюдения в московском метро. Осенью 2020 года был проведен второй круг исследования.

«Нам были интересны две составляющие следования или не следования правилам. Во-первых, уровень оценки восприятия правил: откуда люди их узнают, что именно считают для себя правилами, рационально от них отказываются или принимают и т.д., – объяснила Варвара Кобыща. – И второе: идея реализации правила может быть условно одинаково понята, но есть миллион вариантов, как его на практике реализовать. Два человека могут бояться вируса и следовать всем правилам. Например, иметь представление, что маска должна оставаться чистой, но при этом один будет менять маски три раза в день, а другой будет носить кучу масок в карманах и иногда греть их в микроволновке для дезинфекции (это наш любимый пример). Это тоже следование правилам: каждый человек следует им как может, как получается в конкретно его телесных и пространственных обстоятельствах».

На семинаре Варвара Кобыща рассказала о первой составляющей и сфокусировала внимание на медиа: какую роль они играют в информировании о правилах, в каких смыслах они представлены и какие изменения там происходят.

Варвара Кобыща, научный сотрудник научно-учебной лаборатории социальных исследований города Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ

Варвара Кобыща, научный сотрудник научно-учебной лаборатории социальных исследований города Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ

Мы выделили несколько моделей медиа:

Медиа в пространстве. Первое ощущение во время карантина научно-учебной лаборатории социальных исследований города повышение интенсификации информации в медийном и городском пространстве. В марте 2020 года все новости создали угрозу [заболевания коронавирусом] и накрутили людей эмоционально, но при этом еще не дали четких указаний, как быть, и ты остался с этим один на один. Ты не можешь выключить эти новости, потому что даже если ты сидишь дома, тебе все это начинают орать громкоговорителем в окно (так было у одного из наших респондентов), и то же самое происходит в метро, на работе и т.д. Получается, что среда начинает на тебя орать со всех сторон, но при этом сохраняется неопределенность в плане рисков, действий, которая дальше начинает увеличиваться по мере развития знаний о вирусе. Логичным образом к концу мая люди научились не замечать орущих на них со всех сторон правил [или медиа в пространстве]: навык нормализации и игнорирования развился довольно быстро.

 Медиа в обычном медиапространстве. С ними произошло то же самое: интенсивность только нарастала, но при этом люди начали ставить все больше и больше барьеров в медиапотреблении, перестали смотреть и читать новости, начали отписываться от телеграм-каналов и т.д.

 Люди как медиа. Например, человек принял решение перестать смотреть телевизор, но при этом он все равно узнавал его повестку, потому что его смотрят родители и другие близкие. Это создавало ощущение, что скрыться от новостей невозможно: твое окружение все равно будет их транслировать.

Было еще одно проявление людей как медиа. Когда правила укоренены в пространстве, но эту функцию на себя берут не СМИ, а люди. Например, респонденты первое объявление о необходимости надеть маски слышали не в метро, а при выходе из дома от своих близких. То есть, в первом случае люди брали на себя функцию телевизора и транслировали его повестку, а во втором – функцию плакатов в метро. И был еще более сложный пример людей как медиа: когда в окружении возникают такие важные люди, как медики, кто-то, имеющий отношение к эпидемиологии.

Кроме того, участники семинара обсудили соседские отношения во время всеобщего карантина, а также повседневность изоляции как коллективный цифровой нарратив.