• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Образовательные программы
Бакалаврская программа

Дизайн

4 года
Очная форма обучения
60/250/25
60 бюджетных мест
250 платных мест
25 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Бакалаврская программа

Журналистика

4 года
Очная форма обучения
40/75/20
40 бюджетных мест
75 платных мест
20 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Бакалаврская программа

Медиакоммуникации

4 года
Очная форма обучения
40/150/30
40 бюджетных мест
150 платных мест
30 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Бакалаврская программа

Мода

4 года
Очная форма обучения
50/10
50 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Бакалаврская программа

Реклама и связи с общественностью

4 года
Очная форма обучения
35/200/25
35 бюджетных мест
200 платных мест
25 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Бакалаврская программа

Современное искусство

4 года
Очная форма обучения
30/3
30 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Дизайн

2 года
Очная форма обучения
25/20/6
25 бюджетных мест
20 платных мест
6 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Журналистика данных

2 года
Очная форма обучения
25/10/3
25 бюджетных мест
10 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Интегрированные коммуникации

2 года
Очная форма обучения
25/20/2
25 бюджетных мест
20 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Кинопроизводство в мультиплатформенной среде

2 года
Очная форма обучения
20/15/3
20 бюджетных мест
15 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Коммуникации, основанные на данных

2 года
Очная форма обучения
25/2
25 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Коммуникационный и цифровой дизайн

2 года
Очная форма обучения
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Медиапроизводство в креативных индустриях

2 года
Очная форма обучения
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Менеджмент в СМИ

2 года
Очная форма обучения
25/10/6
25 бюджетных мест
10 платных мест
6 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Мода

2 года
Очная форма обучения
15/5
15 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Производство новостей в международной среде

2 года
Очная форма обучения
25/5
25 платных мест
5 платных мест для иностранцев
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Трансмедийное производство в цифровых индустриях

2 года
Очная форма обучения
25/15/5
25 бюджетных мест
15 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Книга
Эстетика журналистики

Новикова А. А., Кирия И. В., Бережная М. А. и др.

СПб.: Алетейя, 2018.

Глава в книге
Формула Москвы. Введение

Исаев Е. М.

В кн.: Сборник материалов второй научно-практической конференции Музея Москвы: Музей как место встречи прошлого и будущего города. М.: Музей Москвы, 2018. С. 112-114.

Препринт
Making Politics Attractive: Political Satire and Exposure to Political Information in New Media Environment in Russia

Chmel K., Savin N., Michael X. D. C.

Political Science. PS. Высшая школа экономики, 2018. No. WP BRP 63/PS/2018.

Вселенский ажиотаж

Как мы снова поверили в космос

Общество снова испытывает живой интерес к космосу. Нейтронные звезды, экзопланеты, темная материя, черные дыры, затмения приковывают внимание широкой аудитории. Накануне конференции «Медиакосм-2017. Per media ad astra», посвященной дискурсу о космосе, IQ.HSE побеседовал с одним из ее организаторов, Екатериной Лапиной-Кратасюк.  


Екатерина Лапина-Кратасюк,
доцент департамента медиа факультета коммуникаций, медиа и дизайна, руководитель исследовательского «Космического проекта в российских и американских медиа»

Интерес общества к космосу вновь начинает расти. За звездным небом сегодня все чаще наблюдают не только ученые-астрофизики, но и обычные люди. Распространяется краудсорсинг: пользователи с помощью смартфонов участвуют в составлении карты звездного неба, визуализируют свои наблюдения, размещают их в медиа. Такая эйфория объясняется несколькими причинами. И прежде всего тем, что освоение космоса – как давняя мечта человечества – представляется все более выполнимой.

Космос стал ближе

Самые смелые космические проекты – путешествия в далекий космос, колонизация планет Солнечной системы – уже не воспринимаются однозначно скептически. Доверие к науке выросло, появилась новая вера в ее возможности.

В 2000-е годы начался новый период «большой науки» – стал активно использоваться телескоп «Хаббл», запущен Большой адронный коллайдер. Специалисты и непрофессионалы, пишущие о космосе в социальных сетях, блогах и на образовательных платформах, объединились в поисках общего языка. Одновременно начался бум частных космических компаний.

На фоне некоторой неудовлетворенности действиями государственных космических корпораций в России и в США – дороговизны полетов, их деромантизации (а она началась уже после первой высадки человека на Луну), рутинизации космических медиасобытий – вырос общественный интерес к частным космическим компаниям. Стала актуальной тема космического туризма. Частные компании пообещали сделать полеты в космос дешевле и доступнее для людей. Появилось ощущение, что побывать на Марсе или совершить получасовое путешествие по Земле на космической ракете вполне реально.

С другой стороны, дискурс об освоении космоса разворачивается и в социальном поле. Межконфессиональные конфликты, экологические проблемы, тема перенаселенности Земли, – создается впечатление, что люди хотят сбежать от этих проблем в космос, причем не только виртуально, но и физически.

По сути, для астрофизики настало золотое время. Новости о спутниках, открытии экзопланет, о темной материи и нейтронных звездах снова выходят на первые позиции медийной повестки дня, а следовательно, исследования космоса получают широкую общественную поддержку.

Так, по данным опроса ВЦИОМ (апрель 2017 года), лишь 15% респондентов считают, что лучше сократить бюджетные расходы на космические программы. 60% полагают, что нужно оставить финансирование этой отрасли прежним. И 19% выступают за увеличение вложений государства в космос.

Звезды – в массы

Космос стал ближе и благодаря экспансии цифровых технологий. С их помощью люди ощущают свою сопричастность к освоению Вселенной. С другой стороны, космос уже давно и незримо стал частью нашей повседневности.

Из доклада участницы проекта Евгении Ним «Космос в твоем смартфоне: астрокультура, медиа и повседневность»: «Благодаря спутниковым технологиям (ТВ, радио, Интернету, системам навигации) мы лучше слышим, видим, двигаемся, ведем поиск. Космическая радиосвязь встроена в нашу повседневность. Мобильные телефоны с GPS и геотеггинг фотографий в социальных сетях – это результат использования информационно-космических технологий.

И напротив, земные медиа делают космос более доступным для восприятия людей. Это не только профессиональные обсерватории и телескопы. Благодаря астрономическим мобильным приложениям теперь можно «видеть» звезды через смартфон, определять местоположение любых небесных тел, планировать наблюдения за звездопадами и даже получать оповещение о скором появлении МКС над головой. Космос становится дополненной реальностью».

Ностальгия по космическому величию

Тема освоения Вселенной популярна сегодня в России еще и потому, что в обществе существует ностальгия по временам, когда страна была ведущей космической державой. Репрезентация советских космических достижений в фильмах последних лет («Время первых» (2017) Дмитрия Киселева, «Салют-7» (2017) Клима Шипенко), а также публикации в СМИ фиксируют эту ностальгию.

Любопытно, что нарративы, положенные в основу сценариев этих фильмов, заимствуются журналистами (возможно, бессознательно) из газет 1950-1960-х годов: это и героизация космонавтов, и патетика великих достижений, и попытка найти нарративный компромисс между политическим соперничеством двух государств и логикой движения вперед всего человечества. Возвращение этих историй на экраны говорит и о том, что та эпоха, оказывается, не до конца исследована.

Важно, что серьезные противоречия в понимании отечественной истории ХХ века разными общественными группами практически не оставляют нам сюжетов для конструирования общенациональной «позитивной идентичности»: это, по сути, только Великая Отечественная война и освоение космического пространства. Образы космических достижений, в отличие от образов войны, – более мирная сфера, в которой действовала, в том числе, логика сотрудничества с другими странами, а к советской науке тогда было приковано внимание всего мира. Космические достижения 1950-х – 1970-х годов создают образ истории, которой можно гордиться. Слава Юрия Гагарина, Валентины Терешковой, Алексея Леонова и других космических первопроходцев не девальвируется при смене политических парадигм.

О чем спорят СМИ и космическая отрасль

Из доклада Евгении Ним «Космос в твоем смартфоне: астрокультура, медиа и повседневность»: «Мировые космические державы в разной мере полагаются на общественное мнение по поводу необходимости тех или иных космических программ. В любом случае, широкая поддержка граждан необходима для государств, имеющих эти дорогостоящие проекты, – особенно с учетом того, что коммерциализация космоса еще не получила широкого развития. Поэтому здесь важно, чтобы медиа занимались популяризацией космических инициатив.

Между тем, у астромедиа есть свои приоритеты в построении космической повестки дня. Излюбленный сюжет для массовой культуры, равно как и для новостных медиа, – люди в космосе. Романтика космоса требует присутствия там человека, хотя бы на МКС».

Сюжеты о пилотируемой космонавтике регулярно воспроизводятся медиа, поддерживая представление о том, что главная цель космических исследований – «обживание» Вселенной. Однако значительная часть ученых считает иначе: нужно развивать автоматическую космонавтику, более дешевую, безопасную и эффективную. Россия и США – державы, первыми отправившие человека в космос, – находятся под определенным давлением этих ожиданий, постоянно подпитываемых медиа. С другой стороны, биологическое  выживание людей в космосе – отдельная научная задача, требующая своих программ и капиталовложений.

Анализ текстов российских СМИ, американских газет (The NewYorkTimes с 2003 по 2016 год), а также интервью с популяризаторами науки подтвердили, что Россия и США – как державы-лидеры в освоении космоса – находятся под постоянным давлением ожиданий пилотируемых космических полетов. И игнорировать эти ожидания двум государствам довольно сложно.

В СМИ продолжает воспроизводиться сюжет о соперничестве космических держав. Полеты трактуются не просто как общественно значимые события, но и как демонстрация силы. Но в профессиональных сферах ситуация выглядит иначе. Космические агентства скорее, склонны к сотрудничеству, исследования космоса воспринимаются как общечеловеческая задача. NASA, Роскосмос и другие космические агентства развиваются в одном направлении. Сообщества ученых разговаривают на одном языке. К тому же, сама идея соперничества России и США размывается тем, что появилось много новых игроков: европейские, индийские, китайские космические корпорации.

В то же время, Россия и США до сих пор конкурируют друг с другом за историю освоения космоса. В популяризации космонавтики Россия пока проигрывает США. Информационная политика NASA по сравнению с Роскосмосом более открыта, NASA имеет больше информационно-образовательных ресурсов.

Трудно не заметить, что освещение космической гонки всегда амбивалентно. С одной стороны, космические исследования – «theraceforhumankind», гонка ради интересов всего человечества. С другой стороны, дискурс об общечеловеческих ценностях – это и маскировка военных космических программ (Denis Cosgrove, Appolo’s Eye).

Наконец, есть и более частные вопросы, в которых медиа и космическая отрасль решительно спорят. Так, СМИ до сих пор часто сомневаются в высадке в 1969 году американских астронавтов на Луну. Этим сомнениям отчасти подыграл и псевдодокументальный фильм Алексея Федорченко «Первые на Луне» (2005) о том, что первенство в освоении Луны принадлежит не США, а СССР. Зато в сообществе специалистов вопрос о достоверности высадки на Луну Нила Армстронга и Базза Олдрина поднимать нельзя. Это все равно, что утверждать, что вечный двигатель все-таки существует.

Эйфория визуализации космоса

Один из самых интересных разделов темы конструирования космоса в медиа – изучение цифровых визуализаций космических объектов и пространств, доступных сегодня широкой публике. Космические аппараты передают миллионы снимков далеких планет, «земная»  асторофотография стала распространённым хобби, которое преодолевает границы профессиональных исследований. Среди прочих методов при создании визуализаций применяется и краудсорсинг, создаются  целые базы любительских астрофотоснимков. Это позволяет пополнить научные знания. Дизайнеры создают картины целых галактик, собранных из профессиональных и любительских фотографий, обработанных для придания им визуальной привлекательности и постижимости. Это попытки охватить взглядом то, что недостижимо. И, по сути, это работа на границе между наукой и искусством.

Смысл этой визуализации может быть связан исключительно с прелестью обладания, поскольку расшифровать эти картины можно не всегда. Такое знание без выводов тоже возможно. Художники и ученые в этом случае работают с эмоциями и впечатлениями людей.

Вселенная кинематографа

Советская кинофантастика в свое время опережала, предсказывала, додумывала события в космических исследованиях. И эти образы с любопытством рассматривались наукой. Но акценты в освещении космоса в медиа, в том числе в кино, несколько меняются.

Из исследования участницы проекта Натальи Верещагиной (ЛИКИ ШАГИ РАНХиГС): «Когда о кейсе Алексея Леонова и Павла Беляева в 1965-1970 годах писали советские газеты, образ космонавта был выдержан в мифологическом стиле. Это был классический культурный герой, покоритель стихии. В фильме «Время первых» плоскость противостояния другая. Космонавт – сильный герой, который сталкивается с государством. Похожая смена акцентов наблюдалась и в США. В 1960-е годы вокруг астронавтов строился мифологический нарратив. А потом стали снимать фильмы не о великих покорителях космоса, а о второстепенных, рядовых героях. «Время первых» часто сравнивают с «Гравитацией» (2013) Альфонсо Куарона (в этом фильме астронавты также действуют в открытом космосе, и герой Джорджа Клуни совершает подвиг).

Что касается незаметных героев космоса, то им посвящен, например, фильм «Скрытые фигуры» (2016) Теодора Мелфио женщинах-математиках, проводящих вычисления для осуществления космических полетов NASA».

Особый интерес вызывает фильм «Интерстеллар» (2014) Кристофера Нолана. Речь сейчас не идет о столько о художественных достоинствах картины, сколько о способе взаимодействия ученого- астрофизика Кипа Стивена Торна (лауреата Нобелевской премии) и режиссера при создании сценария фильма. В определенном смысле, это эксперимент, ответ на вопрос, может ли художественный фильм быть эффективным инструментом популяризации сложных и противоречивых знаний о дальнем космосе. В исследовании, основанном на экспертных интервью с астрофизиками – популяризаторами, участник нашего проекта Денис Сивков опроверг тезис о том, что популярная наука – это сильно упрощенное научное знание. На деле научное знание нестабильно и контроверзивно, а практики его популяризации значительно усложняют его, добавляя дополнительные элементы.

В фильме «Интерстеллар», например, необходимость показать черную дыру привела к практическому решению проблемы, которую серьезные ученые могли бы счесть неразрешимой. В то же время, визуализации космических объектов в фильме ни в чем не противоречат современному уровню знаний о космосе. Как говорит известный отечественный астрофизик-популяризатор Сергей Попов, фильм «Интерстеллар» нужно смотреть одновременно с чтением книги Кипа Торна «Интерстеллар: наука за кадром» и следить за тем, каким захватывающим интеллектуальным приключением может быть поиск компромиссов между твёрдо придерживающимся своего знания ученым и режиссером, уверенным в том, что он хочет показать.
IQ