• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Образовательные программы
Бакалаврская программа

Дизайн

4 года
Очная форма обучения
55/300/10
55 бюджетных мест
300 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Бакалаврская программа

Журналистика

4 года
Очная форма обучения
40/70/10
40 бюджетных мест
70 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Бакалаврская программа

Медиакоммуникации

4 года
Очная форма обучения
30/80/10
30 бюджетных мест
80 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Бакалаврская программа

Мода

4 года
Очная форма обучения
50/10
50 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Бакалаврская программа

Реклама и связи с общественностью

4 года
Очная форма обучения
35/300/10
35 бюджетных мест
300 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Дизайн

2 года
Очная форма обучения
20/20/5
20 бюджетных мест
20 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Журналистика данных

2 года
Очная форма обучения
25/10/5
25 бюджетных мест
10 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Интегрированные коммуникации

2 года
Очная форма обучения
25/20/5
25 бюджетных мест
20 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Коммуникации, основанные на данных

2 года
Очная форма обучения
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Коммуникационный дизайн

2 года
Очная форма обучения
20/5
20 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Медиапроизводство в креативных индустриях

2 года
Очная форма обучения
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Менеджмент в СМИ

2 года
Очная форма обучения
25/10/5
25 бюджетных мест
10 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Мода

2 года
Очная форма обучения
20/5
20 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Мультимедийная журналистика

2 года
Очная форма обучения
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Трансмедийное производство в цифровых индустриях

2 года
Очная форма обучения
25/15/5
25 бюджетных мест
15 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Статья
Разрушить репутацию. Как?

Давыдов С. Г., Самойленко С. А.

Коммуникации. Медиа. Дизайн. 2017. № 2.

Глава в книге
Интеллектуальная пауза: о медиа и цифровой культуре

Лапина-Кратасюк Е. Г.

В кн.: Мультимедийная журналистика. М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. С. 98-108.

Препринт
Цифровая навигация в пространстве города: проблемы методологии исследования

Лапина-Кратасюк Е. Г., Запорожец О. Н., Епанова Ю. В.

SSRN-id2779629. SSRN-id2779629. Российская Академия народного хозяйства и государственной службы, 2016

Как важно быть добрым

В новом номере научного журнала «Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены», который Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) издает с 1992 года, вышла статья о благотворительности в сегменте помощи пожилым актерам под авторством замдекана Факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ Сергея Давыдова и сотрудника Департамента социологии НИУ ВШЭ Ольги Логуновой.

Статья «Потенциальные благотворители в сегменте помощи пожилым артистам как социальные акторы и коммуникаторы» написана по мотивам социологического исследования, проведенного преподавателями и студентами Факультета коммуникаций, медиа и дизайна исследования в сотрудничестве  с благотворительным фондом «Артист». «Исследование было проведено в рамках научно-исследовательского семинара на магистерских программах «Мультимедийная журналистика» и «Менеджмент в СМИ», — рассказывает Сергей Давыдов. — В работе участвовали не только преподаватели, но и студенты, осваивающие методологию глубинных интервью: они помогали в разработке программы исследования и инструментария, а также выступили в качестве интервьюеров». Задача исследования была в том, чтобы лучше понять социальную группу потенциальных благотворителей — их мотивацию и особенности.

В начале работы исследователи столкнулись с тем, что сам феномен благотворительности в России изучен неглубоко. Хотя простейшие формы благотворительности существовали у восточных славян еще до принятия христи­анства, современное состояние благотворительности в России неоднозначно. Несмотря на то, что в 2012 году в Минюсте было зарегистрировано 8783 фонда, по данным Всемирного индекса благотворительности (World Giving Index) за 2013 год Россия занимала 127 место из 135 стран — ниже Ямайки, Бангладеш и Мексики. И последние данные не радуют: в последние годы уровень частных пожертво­ваний в благотворительные фонды  держится на стабильно низком уровне — 6 %. К тому же, помогать россияне готовы далеко не всем — в основном, больным или брошенным детям и людям, пострадавшим от чрезвычайных ситуаций. Однако ученые сохраняют оптимизм. «В Советском Союзе благотворительность, как известно, не поддерживалась, ведь функции социального защитника брало на себя государство, а в Европе эти традиции прерваны не были, — объясняет Сергей Давыдов, — Однако сегодня благотворительная деятельность в России не только активно развивается, но и носит институциональный характер». По его словам, объемы финансовой и нефинансовой помощи, оказываемой благотворительными фондами, растут, а целевые группы поддержки расширяются.

 

Результаты проведенного на нашем Факультете исследования свидетельствуют о том, что большинство участников исследования воспринимают благотворительность как безусловно позитивное, необходимое для социума понятие и показатель развитости общества. 58% респондентов считают важным помогать детям, 15% — пожилым людям вне зависимости от профессии, немногие разделились между тяжелобольными, инвалидами, проблемными семьями, осуж­денными, животными.

Говоря именно о пожилых актерах, респонденты довольно точно назвали их основные болевые точки: невостребованность, забвение, финансовые затруднения, недостаток медицинского обслуживания и одиночеством. При этом, среди причин отказа от благотворительности участники исследования называли неуверенность в собственном завтрашнем дне, недоверие к благотворительным организациям, малая информированность о возможных способах помощи.   

Проанализировав результаты исследования, его авторы особенно отметили явно недостаточную информированность о возможных формах уча­стия в благотворительных активностях, а также сильное социальное недоверие к благотворительным фондам. При том, что необходимость негосудар­ственной поддержки пожилых людей, в общем, разделяется участниками опроса, сценическое прошлое является скорее демотивитирующим фактором в контексте распространенного заблуждения о «легком» труде актеров и их сверхдоходах. Таким образом, к помощи ветеранам сцены больше склонны их молодые коллеги, а также зрители и ценители творчества.     

По мнению Сергея Давыдова, во время экономического кризиса вопросы, связанные с поддержкой незащищенных слоев населения, встают наиболее остро. Однако, работая с узкой целевой группой – пожилыми артистами – исследователи увидели целый ряд проблем общего характера. «В частности, налицо недостаток социального доверия — из-за этого люди, готовые помогать, часто не распространяют свою помощь за пределы ближнего круга, — посетовал преподаватель, — Кроме того, не все понимают, что благотворительность – это не только финансовая поддержка, не менее важны волонтерская помощь или даже просто человеческое участие».

Фото: портал meddis.su