• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

E-mail: cmd@hse.ru

Руководство
Заместитель декана по работе с абитуриентами Афанасьева Ольга Валентиновна
Заместитель декана Кирия Илья Вадимович
Заместитель декана Ривчун Татьяна Евгеньевна
Первый заместитель декана Солодухин Олег Юрьевич
Заместитель декана Тихомирова Татьяна Борисовна
Заместитель декана Шелухин Дмитрий Викторович
Образовательные программы
Бакалаврская программа

Актер

4 года
Очная форма обучения
25/1
25 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Бакалаврская программа

Дизайн

4 года
Очная форма обучения
52/350/30
52 бюджетных мест
350 платных мест
30 платных мест для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Бакалаврская программа

Журналистика

4 года
Очная форма обучения
40/70/10
40 бюджетных мест
70 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Бакалаврская программа

Кинопроизводство

4 года
Очная форма обучения
25/1
25 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Бакалаврская программа

Медиакоммуникации

4 года
Очная форма обучения
40/125/15
40 бюджетных мест
125 платных мест
15 платных мест для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Бакалаврская программа

Мода

4 года
Очная форма обучения
80/5
80 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Бакалаврская программа

Реклама и связи с общественностью

4 года
Очная форма обучения
25/200/25
25 бюджетных мест
200 платных мест
25 платных мест для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Бакалаврская программа

Современное искусство

4 года
Очная форма обучения
100/3
100 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Бакалаврская программа

Стратегия и продюсирование в коммуникациях

4 года
Очная форма обучения
10/40/1
10 бюджетных мест
40 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Бакалаврская программа

Управление в креативных индустриях

4 года
Очная форма обучения
100/5
100 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Магистерская программа

Дизайн

2 года
Очная форма обучения
25/50/5
25 бюджетных мест
50 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся полностью на русском языке
Магистерская программа

Дизайн среды

2 года
Очная форма обучения
15/1
15 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS
Обучение ведётся полностью на русском языке
Магистерская программа

Журналистика данных

2 года
Очная форма обучения
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Магистерская программа

Интегрированные коммуникации

2 года
Очная форма обучения
15/20/2
15 бюджетных мест
20 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Магистерская программа

Кинопроизводство

2 года
Очная форма обучения
25/20/1
25 бюджетных мест
20 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Магистерская программа

Коммуникации в государственных структурах и НКО

2 года
Очная форма обучения
15/10/2
15 бюджетных мест
10 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Магистерская программа

Коммуникации, основанные на данных

2 года
Очная форма обучения
5/20/1
5 бюджетных мест
20 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Магистерская программа

Коммуникационный и цифровой дизайн

2 года
Очная форма обучения
50/2
50 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Магистерская программа

Критические медиаисследования / Critical media studies

2 года
Очная форма обучения
10/10/1
10 бюджетных мест
10 платных мест
1 платное место для иностранцев
ENG
Обучение ведётся полностью на английском языке
Магистерская программа

Медиаменеджмент

2 года
Очная форма обучения
20/10/2
20 бюджетных мест
10 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Магистерская программа

Менеджмент в СМИ

2 года
Очная форма обучения
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Магистерская программа

Мода

2 года
Очная форма обучения
30/2
30 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS
Обучение ведётся полностью на русском языке
Магистерская программа

Производство новостей в международной среде

2 года
Очная форма обучения
ENG
Обучение ведётся полностью на английском языке
Магистерская программа

Современная журналистика

2 года
Очная форма обучения
20/20/4
20 бюджетных мест
20 платных мест
4 платных места для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Магистерская программа

Трансмедийное производство в цифровых индустриях

2 года
Очная форма обучения
20/15/1
20 бюджетных мест
15 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS+ENG
Обучение ведется на русском и частично на английском языке
Магистерская программа

Управление стратегическими коммуникациями

2 года
Очная форма обучения
70
70 платных мест
RUS
Обучение ведётся полностью на русском языке
Статья
Curators, words and values: the branding economies of curatorial statements in art biennials

Kompatsiaris P.

Journal of Cultural Economy. 2020. Vol. 13. No. 6. P. 758-771.

Глава в книге
Diversity of the Internet in Russia’s Regions: Towards an Alternative Research Agenda

Kolozaridi P., Dovbysh O.

In bk.: Internet in Russia: A Study of the Runet and Its Impact on Social Life. Cham: Springer, 2020. P. 149-169.

Глава в книге
Celebrity activism and revolution: The problem of truth and the limits of performativity

Kompatsiaris P.

In bk.: The Political Economy of Celebrity Activism. L.: Routledge, 2020. Ch. 10. P. 151-165.

Книга
Анатомия архитектуры. 7-е изд.

Кавтарадзе С. Ю.

М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2021.

Глава в книге
Social media and Russian society

Savin N., Solovyeva O.

In bk.: Strategic communications in Russia: Public relations and advertising. Routledge, 2021. P. 167-176.

Глава в книге
Central and local media in Russia: between central control and local initiatives

Kiriya I.

In bk.: The Routledge Companion of Local Media and Journalism. L.: Routledge, 2020. Ch. 16. P. 167-175.

Недоступная свобода, или новое невежество

Колонка декана Факультета коммуникации, медиа и дизайна НИУ ВШЭ Андрея Быстрицкого о новых коммуникациях и свободе слова.

Недоступная свобода, или новое невежество

Свобода выражения своего мнения, равно как и право на достоверную информацию, что часто (и часто ошибочно) объединяют в одно понятие «свобода слова», переживают противоречивые времена. Вроде бы никогда не было так легко общаться, как сейчас, но всё равно люди бродят во всепоглощающем тумане информации вслепую и рискуют забрести туда, откуда выхода не будет. Возможно, новые коммуникации – главная угроза миру сегодня, пишет Андрей Быстрицкий, председатель Фонда клуба «Валдай».

Общение – величайшая ценность человеческой жизни, без него невозможно само её существование. Именно через широко понимаемое общение мы обретаем знание, поскольку даже наисложнейшие физические машины – результат общения учёных, подчас иногда опосредованного книгами или статьями. Общение в то же самое время есть главная цель жизни. Человек, как известно, политическое животное, то есть животное, среда обитания которого – общение.

Аристотель, назвав человека политическим животным, подчеркнул, что даже государство – «общение подобных друг другу людей в целях возможно лучшего существования». Впрочем, это, так сказать, в лучшем случае. Мы точно знаем о государствах, в которых целью общения как минимум части людей было найти возможно худшее существование. В общем, общение – общество.

Другое дело, что общение в идеале опирается на честность, на искренность (она не тождественна честности), на достоверность информации, на способность общающихся понимать эту информацию и друг друга. Грубо говоря, общение требует компетентности, точнее даже компетентностей (одна из них умение лгать и различать ложь).

Но сегодня складывается впечатление, что общение необыкновенно затруднилось. Новые технологии бросили вызов людям, погрузив их в новое невежество, более опасное, чем прежде.


Главная проблема сегодня – как жить и осуществлять навигацию в бурном океане информации, как отличать в нынешнем мире правду от лжи, достоверную информацию от недостоверной, как отличать намеренную манипуляцию от искреннего стремления предъявить свою точку зрения, как обрести собственное мнение и проверить те или иные сообщения.

Взять хоть, к примеру, пресловутое изменение климата. Подозреваю, что мало кто может более или менее уверенно и компетентно разобраться в кошмарном изобилии информации на данную тему. А ведь это не просто важно для выживания человечества. Сегодня это вопрос реальной политической и социальной борьбы, экономической конкуренции, бизнеса. И во все перечисленные процессы втянуты миллиарды людей, которые благодаря интернету, соцсетям, многочисленным СМИ завалены сведениями о потеплении. Даже не завалены, а на разных уровнях коммуникационной активности вовлечены в обсуждение. Те процессы, которые в результате упомянутого общения осуществляются в сознании людей, влияют на их поведение: на то, как они голосуют, что покупают, на какие митинги и демонстрации ходят, какой бизнес открывают и так далее. Причём сказанное касается не только так называемого простонародья (а что это такое?), но вполне себе элит. Никогда прежде, кстати, люди так не влияли на развитие политической, социальной, экономической и даже естественно-природной жизни на Земле.

И вот выходит, что мировые дебаты о климате ведутся в основном людьми, которые, скорее всего, смутно разбираются в предмете. Ещё хуже то, что нам крайне трудно отличить действительно компетентных учёных, специалистов от вполне эгоистичных спекулянтов, манипуляторов, ищущих тех или иных выгод. В каком-то смысле квинтэссенцией этой истории можно считать Грету Тунберг. Не хотел бы подвергать сомнению её искренность, но вот её компетентность не стоит преувеличивать. Согласитесь, забавно, что эта девочка стала временным символом экологического движения. Нет ничего особенно плохого в том, чтобы быть символом. Был же в XIII веке крестовый поход детей. Кончился плохо, но символизма – хоть отбавляй. Интересно другое – почему не какой-либо мировой интеллектуал символизирует глобальный климатический вызов.

А отчасти потому, что безудержная, но часто недостоверная информация, особенно в соцсетях, но не только, сравняла действительно выдающиеся умы с малограмотными аферистами и необразованными фантазёрами.

Более того, появление возможности у каждого землянина обратиться ко всем и каждому при всей демагогической красоте этого факта сыграло дурную шутку и со свободой слова, и с правом на достоверную информацию. Понятно, что в середине прошлого века хотелось возвысить свой голос против, например, расового неравенства. И нелегко было пробиться в центральные газеты или радиостанции. Но сегодня голосами, которые исчисляются миллиардами, массовая публика порождает такое количества неравенства, что хватило бы на десять апартеидов. А концентрация ненависти и ксенофобии, излучаемая этими голосами, сопоставима с психологическим напряжением во время большой войны.

Можно множить примеры и длить рассуждения. Но суть в том, что главный вызов нашего времени – наше неумение и нежелание как следует пользоваться новыми коммуникационными возможностями. В результате новые коммуникации становятся одной из главных угроз современному миру, погружая его в новое невежество и новую нетерпимость, которые опаснее прошлых в силу могущества современных технологий. Ослеплённые граждане порождают ослеплённые элиты, которые с удовольствием втаптывают в грязь редких зрячих. Свидетельств тому – по всему миру.

У меня нет рецепта борьбы с этой угрозой. Я уже писал о необходимости чего-то вроде журналистского ренессанса, но, может, нам нужно думать о каком-то глобальном регулировании коммуникаций, о каком-то «Мировом бюро фактчекинга», «Центре правды»? Едва ли это, конечно, возможно. Но, повторю, проблема есть.

Полный текст колонки