• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

E-mail: cmd@hse.ru

Руководство
Заместитель декана по работе с абитуриентами Афанасьева Ольга Валентиновна
Заместитель декана Кирия Илья Вадимович
Заместитель декана Ривчун Татьяна Евгеньевна
Заместитель декана Тихомирова Татьяна Борисовна
Заместитель декана Шелухин Дмитрий Викторович
Образовательные программы
Бакалаврская программа

Дизайн

4 года
Очная форма обучения
37/250/25
37 бюджетных мест
250 платных мест
25 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Журналистика

4 года
Очная форма обучения
40/75/15
40 бюджетных мест
75 платных мест
15 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Медиакоммуникации

4 года
Очная форма обучения
40/150/15
40 бюджетных мест
150 платных мест
15 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Мода

4 года
Очная форма обучения
50/5
50 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Реклама и связи с общественностью

4 года
Очная форма обучения
35/200/30
35 бюджетных мест
200 платных мест
30 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Современное искусство

4 года
Очная форма обучения
30/3
30 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Дизайн

2 года
Очная форма обучения
18/20/5
18 бюджетных мест
20 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Дизайн интерьера

2 года
Очная форма обучения
15/3
15 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Журналистика данных

2 года
Очная форма обучения
20/10/2
20 бюджетных мест
10 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Интегрированные коммуникации

2 года
Очная форма обучения
15/20/2
15 бюджетных мест
20 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Кинопроизводство в мультиплатформенной среде

2 года
Очная форма обучения
15/15/1
15 бюджетных мест
15 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Коммуникации в государственных структурах и НКО

2 года
Очная форма обучения
10/10
10 бюджетных мест
10 платных мест
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Коммуникации, основанные на данных

2 года
Очная форма обучения
20/1
20 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Коммуникационный и цифровой дизайн

2 года
Очная форма обучения
20
20 платных мест
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Критические медиаисследования / Critical media studies

2 года
Очная форма обучения
10/10
10 мест за счет средств ВШЭ
10 платных мест
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Менеджмент в СМИ

2 года
Очная форма обучения
20/10/2
20 бюджетных мест
10 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Мода

2 года
Очная форма обучения
15/1
15 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Производство новостей в международной среде

2 года
Очная форма обучения
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Трансмедийное производство в цифровых индустриях

2 года
Очная форма обучения
20/15/1
20 бюджетных мест
15 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Статья
Америка конца 1950-х – начала 1960-х годов глазами советских художников

Курляндцева А. С.

США и Канада: экономика, политика, культура. 2020. № 1. С. 88-105.

Глава в книге
Digital Literacy Concepts and Measurement

Davydov S. G., Maltseva D. V., Sharikov A. et al.

In bk.: Internet in Russia: A Study of the Runet and Its Impact on Social Life. Springer, 2020. P. 103-120.

Препринт
Digital self-tracking among Russian students: practices and discourses

Nim E.

Sociology. SOC. Высшая школа экономики, 2019. No. WP BRP 91/SOC/2019.

Коронавирус вместо войны

Колонка декана Факультета коммуникаций, медиа и дизайна Андрея Быстрицкого о природе бушующего вируса и о том, какую роль он сыграет в истории человечества. 

Коронавирус вместо войны

Как ни странно, несмотря на невиданное процветание человечества, несколько последних лет были крайне тревожными, переполненными мрачными предчувствиями и разговорами о разрушении прежнего мирового порядка и возникновении некоего нового. И вот – все страхи, все негативные мечтания обрели определённость: грянул коронавирус. Сможет ли он сыграть роль созидающего разрушения, необходимого для возникновения по-новому устроенного мира? И ещё надо понять, а сам вирус коронавирус: социально-политической или биологической природы?

Последние несколько лет велись активные разговоры о разрушении старого мирового порядка, о том, что нужен некий новый, с новым общим дискурсом, который никто, впрочем, не мог определить. Даже певцы индустриальной революции с неизвестными цифрами перед нулём (2.0, 3.0 и даже 4.0), пророки и спонсоры дискуссий на эту тему в Швейцарии или в Китае ничего определённого, кроме комиксов с доставкой продуктов квадрокоптерами, предположить не смогли.

Один из тезисов, впрочем, сводился к тому, что все предыдущие, сравнительно устойчивые мировые «порядки» возникали в результате больших войн, разрушений, жертв и испытаний, после чего чего измученный мир, отчаянно борющийся за своё выживание, обретал способность преодолеть эгоизм элит, безграничную жажду власти их лидеров, страх и ненависть, в общем, все наиболее устойчивые черты человечества и приходил к какому-то временному согласию. Так было после тридцатилетней войны и Вестфальского мира, так было после наполеоновских войн и Венского конгресса, так, наконец, вышло после Ялтинских договорённостей 1945 года.

После разрушения советской системы ненадолго возникли разные утопические иллюзии о новом счастливом мироустройстве, впрочем, быстро развеянные временем. И с тех не утихают разговоры о том, что, увы, новые мировые порядки возникают лишь после разрушительных войн, в результате усталости от непомерной цены конфликтов, от неспособности элит отдельных стран справиться с миром и его проблемами в целом.

В итоге общемировая дискуссия о будущем всё время вертелась вокруг более или менее опасных конфликтов, способных подорвать общемировую систему: ближневосточного узла с его многомерной матрицей противоречий, северокорейского ядерного оружия, противоречий между США и Ираном, китайско-американских торгово-экономических трений и тому подобного, вплоть до «вмешательств» России или Китая в избирательные процессы других стран. Мы все ещё хорошо помним панику начала января 2020 года, когда ракетой был убит иранский генерал Сулеймани, шеф Корпуса стражей исламской революции, и атакована американская база в Ираке. Тогда все ждали большой войны, которая, кстати, не случилась. Все как-то сдержались. Но напряжение нарастало, ощущение хрупкости мира, неспособности мировых элит достичь устойчивого равновесия, необходимого для развития мира, тоже крепло. 

И – вдруг – наступила долгожданная развязка! Коронавирус. Всё враз поменялось. Можно сказать, что коронавирус накликали, поскольку до его появления все – политики, медиа, широкая публика – страстно смаковали возможные угрозы. 

Правда, про эпидемию говорили только фантасты. Обычно, повторю, муссировались угрозы мировой войны, невероятного финансового кризиса, невиданных волн миграции. Но дело свелось к гриппу. Хотя этот грипп может породить всё вышеперечисленное с лёгкостью. 

Ей-богу, складывается такое впечатление, что коронавируса ждали или подспудно желали. При всём ужасе происходящего кажется, что раздался даже какой-то вздох облегчения: вот оно, началось, ужас пришёл. Можно объявлять мобилизацию, вводить карантин, посылать сотни и тысячи санитаров и солдат кого-то сдерживать и арестовывать, запрещать полёты и движение поездов, пренебрегать любыми правилами и правами. Как же, эпидемия! Взволнованные политики, взмыленные мэры и губернаторы, встревоженные чиновники ВОЗ и прочие лидеры санитарно-эпидемиологических институтов соревнуются в предупреждениях и введении всё более жёстких мер. Несчастные граждане зачем-то покупают тонны туалетной бумаги и макарон, сметают – пока на радость ритейлерам – всё с прилавков.

У меня два подозрения: первое, что коронавирус сыграл роль просто триггера, повода для разрядки мировой напряжённости. Второе, что коронавирус окажется важнейшим средством де- или переглобализации.  

Чуть выше я говорил о логике возникновения нового мирового порядка как результата войны или того, что можно назвать серьёзным разрушением. Ведь без разрушения нет созидания. Нужно же утомиться от страданий, очистить поле от лишних институтов, правил, элит. В этом случае коронавирус – весьма небольшая плата. Вместо войны – грипп. Число жертв – как кажется сейчас – крайне незначительно.

Пока что реакция на коронавирус кажется сильно завышенной. По множеству причин в мире умирает ежедневно много людей: около 200 тысяч ежедневно, из них 6–8 тысяч – от острой инфекции дыхательных путей. Понятно, что добавка от коронавируса (на момент написания текста) очень и очень мала. При восприятии коронавируса мы имеем дело, конечно же, с социально-политическим или социально-психологическим психозом. И дело тут не в заговорах, а в том, что уже упомянутые выше напряжение, страх войны, удивительного технологического будущего, противоречий между невероятным прогрессом и невероятным же варварством вдруг сконцентрировались в коронавирусе. Возможно, он сыграет роль своего рода временного катарсиса в развитии мира, приведёт к переоформлению мира. Вопрос только в том, приведёт ли в самом деле и, если приведет, то к какому переоформлению, к какому новому порядку? Какой новый дискурс будет господствовать в посткоронавирусном мире? 

Пока нет явного ответа. Но кое-что внушает тревогу, особенно если думать о каком-либо общемировом решении.

Сегодня уровень координации мировых усилий крайне низок. Что-то не видно согласованных заявлений лидеров ведущих стран, хотя совместные действия просто напрашиваются. Ещё более пугает то, что даже на уровне Евросоюза координация скорее размывается. Главы ведущих стран начали действовать по-своему, безо всякой оглядки на кого бы то ни было, включая официальный Брюссель. Очень, кстати, будет интересно увидеть саммит НАТО буквально через несколько дней. Но уже сейчас Чехия самостоятельно закрывает границы с другими странами. Испания фактически вынудила самолёты с пассажирами развернуться в воздухе, в Австрию уже никому не проехать.

Все действуют на уровне «спасайся, кто может», но может ли такая тактика быть стратегически успешной?

Но я говорю, собственно, не об оценке действий властей. Просто мне кажется, что сейчас коронавирус срабатывает как триггер весьма неприятного будущего – изоляционистского, закрытого, эгоистичного. В результате мировое неравенство только усилится, а конфликты возрастут. И это всё делает (на мой взгляд) довольно слабый коронавирус, угрозы от которого (даже в самом мрачном варианте) ограничены. А был бы он настоящей чумой? Даже страшно подумать, во что бы превратился мир.

Ещё раз повторю, коронавирус, может, и выявил слабость каких-то систем здравоохранения, но ещё более он выявил полное отсутствие мирового регулирования, невероятную немощь международной кооперации, слабость мировых элит. Возможно, его последствия заставят людей задуматься о том, как должен быть устроен наш взаимозависимый мир, как его регулировать в пользу людей, в нём живущих. Но пока мы видим распад связей и неспособность координации самых простых действий.

Полный текст: https://ru.valdaiclub.com/a/chairman-speech/koronavirus-vmesto-voyny/